Курляндский котел последний бой. Курляндский котел - легенды и мифы

19.08.2020
Котел смерти в Курляндии. Хроника сражений группы армий «Север». 1944–1945 Куровски Франц

Войска СС в Курляндии

Войска СС в Курляндии

Общий обзор

III (германский) танковый корпус СС, который в ходе трех сражений удерживал долину Нарвы, был вынужден в ходе отступления с сентября 1944 года сдать Эстонию и отойти к Риге, чтобы избежать окружения и полного уничтожения.

После нового наступления советских войск корпус был оттянут в район южнее Лиепаи.

Такая же судьба постигла и VI (латышский) добровольческий корпус СС, который был передислоцирован из Эстонии на Курляндский плацдарм.

В последовавших за этим боях в Курляндии под огнем неприятеля плечом к плечу стояли прежде всего VI (латышский) добровольческий корпус СС со своими 15-й и 19-й (латышской) дивизиями, а также и III (германский) танковый корпус СС со своими дивизиями «Нордланд» и «Нидерланды».

Когда в конце октября 1944 года советская армия силами танковой бригады (штатная численность 53 танка. - Ред. ) и стрелковой дивизии нанесла удар по правому флангу дивизии «Нидерланды» и заняла господствующие высоты поблизости от железнодорожной станции Озоли, то гауптшарфюрер Георг Шлюйфельдер повел 1-ю роту 49-го мотопехотного полка и несколько подразделений других рот в контрудар по этой высоте. Рискованное предприятие увенчалось успехом, враг был отброшен, а высота отбита. Все попытки неприятеля вновь овладеть этой высотой были отбиты.

За воинскую доблесть Шлюйфельдеру было присвоено офицерское звание. Вскоре он был тяжело ранен в одном из боев и умер сразу после пленения.

В это же время 2-я рота 49-го мотострелкового полка под командованием гауптштурмфюрера Петерсена сражалась в болотистой местности. Для ликвидации прорыва неприятеля и восстановления связи с правым соседом Петерсен со своими бойцами стал пробиваться через плотный лесной массив. Ни поваленные взрывами деревья, ни стрелки на деревьях не могли остановить их. После того как все неприятельские солдаты были выбиты из леса и отступили, связь с соседним полком была восстановлена.

Оберштурмбаннфюрер Фридрих Карл, командир артполка «Нордланд», энергичными действиями предотвратил прорыв неприятеля на Лиепаю, нанеся ответный удар по наступающим русским прямой наводкой. Его друг, штурмфюрер Герман Почка, командовавший 2-м батальоном танкового полка «Нордланд», стойко удерживал позиции, отражая все атаки неприятеля. 26 декабря 1944 года был награжден Рыцарским крестом.

На одной из высот в предполье СС-канонир Вальтер Еншке, радист пятой батареи 54-го артполка, принял на себя командование батареей, когда ее командир был сражен вражеской пулей. В ходе боя, продолжавшегося до вечера, вместе с 27 своими товарищами он отбил все атаки противника и удержал высоту.

На другой высоте (126,1) обосновался со своим 7-м батальоном полка «Норге» гауптштурмфюрер Рихард Шпёрле. Русские крупными силами неоднократно пытались взять эту высоту, но батальон Шпёрле отбил все их атаки. С 16 ноября 1944 года он стал кавалером Рыцарского креста. В апреле 1945 года пал в бою под Ихловом, восточнее Берлина.

В самой гуще этих боев сражался и гауптшарфюрер Зигфрид Люнген, отражая вместе со своими товарищами из шестой батареи противотанковых орудий атаки врага. После гибели офицеров он принял на себя командование батареей. Наступавшему силой до двух стрелковых рот неприятелю удалось пробить оборону в двух местах, но эти прорывы были вскоре ликвидированы контрударами. Огнем пулеметов и автоматов, ручными гранатами враг был отброшен назад, и прежняя линия передовой восстановлена, Зигфрид Люнген стал кавалером Рыцарского креста. Полк, в котором он служил, состоял в основном из норвежских и датских добровольцев, а командовал ими оберштурмбаннфюрер Фриц Кнохлейн, также кавалер Рыцарского креста.

19-й (латышской) дивизией СС командовал группенфюрер СС Бруно Штрекенбах, который, еще будучи бригадефюрером, во время обороны Латвии был удостоен Рыцарского креста.

Когда в разгар третьего сражения в Курляндии советские части прорвали фронт на соседнем с его дивизией участке, Штрекенбах, лично встав во главе ударной группы, смог быстро организовать оборонительный рубеж. Уже прорвавшийся сквозь линию передовой враг был отброшен. Одновременно с этим один из полков дивизии Штрекенбаха нанес удар во фланг наступающему противнику и так успешно развил этот удар, что враг был вынужден остановить наступление.

За энергичные и умелые действия Бруно Штрекенбах был представлен к награждению дубовыми листьями к Рыцарскому кресту и стал кавалером этой награды.

Когда Красная армия предприняла наступление в ходе четвертого сражения в Курляндии, то все ее атаки на участке фронта этой дивизии разбились об упорное сопротивление латышских эсэсовцев. Пехотный батальон дивизии отразил все удары, которые наступавший враг наносил вдоль шоссе Лестене - Тукумс.

На этом участке сражался унтерштурмфюрер Альфред Риекстинс, командовавший взводом 1-й роты 19-го пехотного батальона, для которой этот бой стал проверкой на стойкость.

Когда с КП полка поступило сообщение: «Русские прорвались на опушку лесного массива у Кипаса и силами до полка занимают лес», рота получила приказ отойти на запасную позицию и за ночь ликвидировать опасный прорыв.

Штурмбаннфюрер Лауманис, командир батальона 19-го пехотного полка, запротестовал и объяснил офицеру связи: «Если мой батальон заварит эту кашу, то он тут же в ней и утонет!»

Понимающий начальник штаба 19-й (латышской) дивизии СС тотчас же запретил какой бы то ни было самостоятельный контрудар и отдал приказ наступать только в 19.00 после краткой артиллерийской подготовки, чтобы вернуть потерянный было поселок Кипас.

Уже после первого залпа артиллерии из Кипаса поступило радиосообщение: «Не стреляйте по нас, мы уже снова здесь!»

Штурмбаннфюрер Лауманис все же разобрался в обстановке.

Главным образом это удалось сделать благодаря унтершарфюреру Риекстинсу, находившемуся примерно в 1500 метрах от поселка на холме с ветряной мельницей. Он заметил в поселке красноармейцев, опознал 3 танка Т-34, несколько 75-мм противотанковых орудий и пулеметы. Перед поселком в небольшой рощице расположился русский стрелковый полк. Похоже, русские чувствовали себя в Кипасе в полной безопасности. Риекстинс понял, что пришел его час.

Несколько человек добровольцев примкнули к его отделению. Они тихо пробрались вдоль опушки леса, обогнув отдыхающих русских, и бесшумно ворвались в поселок. Русские были выбиты из него, все захваченные противотанковые пушки развернуты и нацелены на рощу. В одном из Т-34 устроился опытный водитель-механик.

Когда опомнившиеся русские бросились из рощицы в атаку на поселок, они были встречены осколочными снарядами из противотанковых орудий и танка, а также пулеметным огнем. Через 20 минут боя русские отступили.

5 апреля 1945 года Риекстинс был награжден Рыцарским крестом. Позже он стал одним из «лесных братьев», которые продолжали борьбу и после окончания войны в лесах своей родины. Он погиб в ходе перестрелки с советскими подразделениями, преследовавшими его в чаще леса восточнее Салдуса, поздней осенью 1959 года.

Добровольцы-эсэсовцы в шестом сражении в Курляндии

В конце марта 1945 года подразделения VI добровольческого корпуса СС располагались восточнее Салдуса. Когда советская армия крупными силами и с большим количеством танков прорвала на этом участке первую линию обороны 24-й и 218-й пехотных дивизий, то обе эти части лишь последним напряжением всех сил смогли перекрыть зияющую брешь в районе Ремте - Вистрауте. На помощь им поспешила 19-я (латышская) дивизия СС, которой в течение 48 часов удалось предотвратить окончательный прорыв русских. В ходе контратаки и целого ряда кровопролитных ближних боев прежняя линия передовой была восстановлена.

Русские перегруппировались и теперь нанесли удар на участке VI армейского корпуса СС. Но и здесь все их атаки были отбиты. За свои зачастую решающие действия в полосе обороны корпуса оберштурмфюрер СС Андрейс Фрайманис, оберштурмфюрер СС Роберт Гайгалс и штурмбаннфюрер СС Вольдемарс Рейнхольдс были награждены Рыцарскими крестами.

Когда вслед за подписанием капитуляции должна была последовать сдача оружия, латышские части отказались выполнить этот приказ. На специальном построении они были освобождены от данной ими присяги и с оружием в руках прорвались сквозь заградительные кордоны русских, скрывшись в густых лесах, и еще долгие годы вели партизанскую войну.

Во главе латышских частей СС стоял обергруппенфюрер СС Вальтер Крюгер.

Летом 1944 года он принял под свое командование VI (латышский) армейский корпус СС, из которого, правда, была выведена 15-я добровольческая дивизия СС, поскольку она понесла значительный урон в предшествующих боях. Поэтому в состав корпуса входила только одна дивизия с несколькими подчиненными ей частями.

В ходе третьего сражения в Курляндии «дядюшка Крюгер» со своими солдатами действовал на восточном фланге Курляндского плацдарма, ведя оборонительные бои. Готовившийся здесь прорыв русских был предотвращен.

Когда советские части на соседнем участке все же начали наступление под прикрытием воздушной армии в 1200 самолетов-истребителей, а советские ударные группы прорвали линию фронта и повернули на запад, угрожая нанести удар в тыл дивизии, то Крюгер приказал нанести контрудар.

Группенфюрер Штрекенбах на командирском бронетранспортере встал во главе своих солдат и повел их против наступавшего на укрепленный пункт Думбас врага. В нем держали оборону солдаты учебного истребительно-противотанкового батальона. Буквально за несколько минут они уничтожили девять танков противника. Фронт на этом участке был удержан.

26 декабря 1944 года генерал армии Еременко снова предпринял наступление и в последующие два дня продолжил его. В первый день его танковые части потеряли 83 машины, во второй - 75, а на третий день - 32. Большую часть из них подбили солдаты истребительно-противотанкового батальона войск СС.

Но все же ситуация была критической, и Вальтер Крюгер сосредоточил все силы для контрудара по открытому флангу неприятеля. Ударная группа смогла занять старую линию фронта. Глубокий прорыв врага был предотвращен.

После трехдневного боя - часто переходящего в рукопашную - был отвоеван и Гибелас.

Этим успехом ознаменовалось окончание двадцатидневного сражения за Добеле. Советская армия потеряла в ходе его в общей сложности 328 танков, 17 самолетов, 350 артиллерийских орудий и минометов, понесла кровопролитные потери в личном составе, в плену оказалось 830 военнослужащих.

Обергруппенфюрер Крюгер и генерал-майор Альберт Хенце, командир 30-й пехотной дивизии, Максимилиан Венглер, командир 227-й пехотной дивизии, и генерал-майор Готфрид Вебер, командир 12-й авиаполевой дивизии, которые одно время подчинялись обергруппенфюреру Крюгеру, добились значительного успеха. Следует упомянуть также и генерал-майора Домански, командира 50-й пехотной дивизии, а также генерал-лейтенанта барона фон Боденхаузена, командовавшего 12-й танковой дивизией.

1 февраля 1945 года Вальтер Крюгер был награжден мечами к Рыцарскому кресту с дубовыми листьями. Свои последние дни, которые ему было суждено окончить в Курляндии, он использовал для спасения своих боевых латышских товарищей. Освободив их от данной ими присяги, он снабдил их воинским обмундированием и сформировал из них небольшие группы по 10 человек, которые просачивались через позиции русских войск, чтобы продолжить борьбу в глубине лесов своей родины.

Группа, в которой находился сам «дядюшка Крюгер», была обнаружена русскими 22 мая 1945 года в лесу на восточнопрусской границе и блокирована ими. Расстреляв по врагам все патроны своего пистолета, Вальтер Крюгер последним из них оборвал свою жизнь.

Из книги Прибалтийский фугас Петра Великого автора Широкорад Александр Борисович

Глава 17 Присоединение Курляндии к России В XVIII веке Курляндское герцогство находилось в вассальной зависимости от Речи Посполитой. Однако к 1710 г. на его территории дислоцировались русские войска.Во время свидания Петра I с прусским королем Фридрихом I в октябре 1709 г.

Из книги История Второй мировой войны автора Типпельскирх Курт фон

Из книги История Второй мировой войны. Блицкриг автора Типпельскирх Курт фон

7. Конец в Курляндии и в Италии Не менее трагическая участь постигла обреченные войска групп армий «Курляндия», которым пришлось терпеливо дожидаться своего горького конца. Испытанные в боях дивизии 16-й и 18-й армий, соблюдая образцовый порядок и сохраняя непреклонную

автора Куровски Франц

Первое сражение в Курляндии После того как советские войска вышли к Балтийскому морю между Клайпедой и Лиепаей, находившиеся севернее этой линии соединения группы армий «Север» оказались отрезанными от какой-либо связи с юго-западными и западными территориями рейха.

Из книги Котел смерти в Курляндии. Хроника сражений группы армий «Север». 1944–1945 автора Куровски Франц

Первые три сражения в Курляндии Общий обзорПрежде чем начать описание боевых действий соединений и дивизий на самых горячих участках фронта в Курляндии в хронологическом порядке - с первого и по шестое сражение, - необходимо, с нашей точки зрения, предварить его

Из книги Котел смерти в Курляндии. Хроника сражений группы армий «Север». 1944–1945 автора Куровски Франц

Второе сражение в Курляндии Спустя всего неделю, 27 октября 1944 года, началась вторая битва в Курляндии. Советская армия открыла ее ошеломляюще сильным воздушным ударом. Последовавший непосредственно за ним артобстрел, нацеленный на Лиепаю, превращал в груды камней целые

Из книги Котел смерти в Курляндии. Хроника сражений группы армий «Север». 1944–1945 автора Куровски Франц

215-я пехотная дивизия в Курляндии Диспозиция к северу от АуцеВечером 24 октября 215-я пехотная дивизия получила боевой приказ и предписание сменить 121-ю пехотную дивизию на участке фронта севернее Ауце. На правом фланге дивизии должен был действовать 380-й пехотный полк под

Из книги Котел смерти в Курляндии. Хроника сражений группы армий «Север». 1944–1945 автора Куровски Франц

Третья битва в Курляндии Обзор позиций противников и предшествующих столкновенийК 18 ноября советская армия завершила подготовку к своему промежуточному удару. Он начался 19 ноября в 10.30 артподготовкой особого рода, огневая мощь которой особенно концентрировалась на

Из книги Котел смерти в Курляндии. Хроника сражений группы армий «Север». 1944–1945 автора Куровски Франц

Четвертая битва в Курляндии Положение на советской сторонеВ 7.20 21 декабря 1944 года Красная армия начала третью (так в тексте!) битву в Курляндии на фронте в 35 километров, выпустив при артподготовке в начале наступления 170 000 снарядов.Еще в ходе артподготовки, когда

Из книги Котел смерти в Курляндии. Хроника сражений группы армий «Север». 1944–1945 автора Куровски Франц

Пятое сражение в Курляндии Начало советского наступления. Оборонительные бои 126-й пехотной дивизииВ 7.00 20 февраля 1945 года советская армия начала свое пятое сражение в Курляндии на фронте между Джуксте и Приекуле. Все орудия и недавно подтянутые на этот участок фронта

Из книги Котел смерти в Курляндии. Хроника сражений группы армий «Север». 1944–1945 автора Куровски Франц

912-я бригада штурмовых орудий в Курляндии Капитан Йозеф Бранднер за свои подвиги в ходе оборонительных сражений в Румынии был награжден высшим румынским орденом «Михая Храброго» 1-го класса. До этого он был вписан в Книгу почета германских сухопутных сил и во второй раз

Из книги Котел смерти в Курляндии. Хроника сражений группы армий «Север». 1944–1945 автора Куровски Франц

Шестое сражение в Курляндии Обзор ситуацииШестое сражение в Курляндии началось 18 марта 1945 года мощной артподготовкой Красной армии. Сотни орудийных стволов, а также минометы и реактивные минометы обрушили на германские позиции между Дунгасом и Скутини буквально

Из книги Котел смерти в Курляндии. Хроника сражений группы армий «Север». 1944–1945 автора Куровски Франц

Последние спасательные операции в Курляндии Что происходило за пять минут до двенадцатиЗа почти восемь месяцев существования плацдарма в Курляндии командование группы армий «Север» неоднократно снимало с него крупные соединения, порой численностью до дивизии,

автора Петренко Андрей Иванович

12. Бои в Курляндии 21 февраля - 8 мая 1945 года Завершение боев на территории Литовской ССР не стало для дивизии окончанием ее участия в войне.Ночью 31 января 1945 года Литовская дивизия получила приказ снова идти в Курляндию, где в течение зимы и весны (с 21 февраля и до 8 мая 1945

Из книги Прибалтийские дивизии Сталина автора Петренко Андрей Иванович

13. Бои в Курляндии 17 марта - 8 мая 1945 года Корпус начинал свою последнюю стадию напряженной боевой работы в Курляндии, казалось бы, в самой благоприятной обстановке. Он прошел славный победный путь, не раз был отмечен заслуженными наградами, его генералы и офицеры,

Из книги Калиостро и египетское масонство автора Кузьмишин Е. Л.

История необъективна. Особенно много домыслов связано с боями Великой Отечественной войны. Партийное руководство было заинтересовано в том, чтобы информация подавалась в выгодном для страны свете. Только сегодня частично спала идеологическая завеса, которая на протяжении долгих лет висела на таких событиях, как Курляндский котел.

В составе СССР

Вторая мировая затронула каждой уголок мира. Война стала неожиданностью для простого народа. Но высшее руководство не просто знало об изменениях, которые приближались, а даже готовилось к боевым действиям.

О том, что власти Союза и Германии были в курсе, сегодня могут рассказать десятки документов. Один из них - пакт Молотова-Риббентропа, который скрывал истинные мотивы под официальным названием «договор о ненападении». В нем подписаны тайные протоколы, по которым Латвия попадала под влияние СССР.

В октябре 1939 года у границ этого государства встало более 20 000 российских военных. В следующем году, в июне, комиссар иностранных дел Молотов поставил Латвии свои условия: правление должно добровольно отказаться от своих полномочий. Советские военные должны были подавлять попытки сопротивления. Чтобы избежать кровопролития, условия приняли. Новый режим провел «честные» выборы с единым кандидатом в Народный Сейм.

5 августа 1940 года Латвия вошла в Среди территорий, которые присоединили, был и регион, где впоследствии возник Курляндский котел.

На пороге войны

Последовали репрессии тех, кто отстаивал независимость государства. 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная. Фашистские захватчики пришли и на эти земли. Уже к середине июля вся республика была оккупирована. Оставалась под руководством нового врага страна до лета 1944 года.

Ход Второй мировой переломился после Битвы на С тех пор стратегическая инициатива принадлежала красноармейцам.

Летом войска союза пришли в Прибалтику. Там стартовал решающий этап освобождения. Западная часть Латвии оставалась оккупированная до октября. Красные пробились к и остановились вблизи литовского города Паланга. Немецкая группировка «Север», состоящая из 16 и 18 армии, была отрезана от остальной группы «Центр». Таким образом, первая часть оказалась на полуострове.

Эти события создали Курляндский котел. Всего в ловушке оказалось 400 000 немцев.

Столица как трофей

Гитлеровцы были зажаты между двумя советскими фронтами. Линия тянулась на двести км от восточного Тукумс к западному Лиепая.

С большими амбициями советское руководство взялось за дело. 10 октября 1944 года началась операция по освобождению Риги. В ней принимали участие: 1-я ударная, 61-я, 67-я, 10-я гвардейская армии. Но немцы дали отпор. Поняв, что удержать город невозможно, они проводили срочную эвакуацию и двигались в сторону моря. Три дня спустя советские военные заняли восток города. 15 октября они вступили в его западную часть.

Как только противников окончательно отрезали от армии «Центр», и столица была отвоевана, главнокомандующие отдали приказ ликвидировать врага, который занял полуостров. Курляндский котел должен был стать легким и быстрым трофеем с минимальными потерями.

Первые попытки ликвидации

Руководство СССР начало наступательную операцию 16 октября. Однако немцы боролись. Развернулись ожесточенные бои. Советские войска оставались на своих позициях и не смогли занять новых территорий. Особую отвагу проявила 1-я ударная армия. Ее солдаты сумели добиться больших результатов.

Им удалось занять город Кемери и подойти под стены Тукумса. В целом, они прошли около 40 км. Далее их движение остановил противник.

Новый удар красноармейцы нанесли 27 октября. На этот раз руководство не желало полностью уничтожить врага. Основной задачей стояло прорвать его оборону и разбить войско на маленькие группы, которые не смогут помогать друг другу. Но не падал «Курляндский котел». Битва, которая началась 27 числа, продолжалась до 31 октября, после чего наступление было приостановлено.

Фундамент неудач - внутреннее руководство

В течение следующего месяца было принято еще несколько попыток утилизировать гитлеровцев, но те удачно контратаковали. Кроме того, вышла из строя часть техники. Частично использованы боеприпасы. Были большие потери среди солдат, много погибших и раненых.

В двадцатых числах декабря советская сторона возобновила атаку. Ориентиром стоял город Лиепая.

Главной причиной затягивания освобождения полуострова было плохое руководство красноармейских маршалов. Ужасная коммуникация и несоблюдение одного плана действий привели к длительной блокаде, которую выдержал Курляндский котел. Мемуары немцев, напротив, отмечают, что армия «Север» работала слаженно, как единый организм. Командиры наладили сетку железных дорог, что играло решающую роль в развитии боевых действий.

Так, соседние войска быстро добирались до пункта, где нужна была подмога. И наоборот, могли за несколько часов вывезти солдат, если надвигалась угроза. Кроме того, немецкие территории были хорошо укреплены и могли оказывать длительное сопротивление.

Непомерные потери и сильный отпор

Осенью 1944 года в регионе полуострова насчитывалось 32 дивизии и 1 бригада. Кроме немцев на стороне воевали норвежцы, латыши, голландцы и эстонцы. Они входили в СС. И, хотя и были недостаточно хорошо вооруженные и не прошли учебной подготовки, принимали активное участие в боях.

К концу года численность войска, по приблизительным данным, сократилась на 40 000. Именно такие цифры составляли погибшие в Курляндском котле в первый этап попытки ликвидации. Было выведено из строя более пятисот танков.

Следующая, третья по счету наступательная операция, началась 23 января. Ее целью было уничтожение коммуникации, которая осуществлялась через железнодорожные пути. В течение семи дней велись безуспешные бои. Затем командиры Красной армии решили закрепить захваченные территории.

Последние попытки

Через месяц началась четвертая волна нападения на Курляндский котел (1945 г.). 20 февраля была определена новая задача. Ее суть - перейти на реку Вартава и отрезать немцев от порта Лиепая.

В ходе тяжелой операции линия фронта была прорвана, и советские солдаты заняли еще 2 км вражеской территории. Красной армии катастрофически не хватало крупнокалиберного оружия. Зато, с другой стороны фронта, немцам постоянно подходила как материальная, так и человеческая помощь.

В марте была проведена последняя масштабная попытка вытеснить немцев. Определенные группы советских войск достигли успеха, но впоследствии были отодвинуты назад.

Потери отечественных войск составили более 30000 убитых и 130000 раненых человек.

За что боролись немцы

Долго не затихал Курляндский котел. Последний бой Великой Отечественной войны в этом регионе закончился буквально перед полной 9 мая 1945 года половина войска сдалась в плен. Другая часть пыталась бесперспективно скрываться.

Стоит заметить, они не были загнаны в угол. За спинами гитлеровцев стояло свободное от советских военных Балтийское море.

Немцы имели в своем распорядке два маленьких, стратегически не важных порта - Лиепая и Вентспилс. Именно через водные пространства фашисты могли соединяться с Германией. Военные получали постоянную поддержку. Им регулярно доставляли продовольствие, боеприпасы и медикаменты. Проводилась также транспортировка раненых.

Добровольная капитуляция

Все больше публику интересуют легенды и мифы военной истории. Курляндский котел не был важной стратегической территорией, которая изменила ход истории. Он стал своеобразным примером слабости советского командования перед отлично настроенными действиями противника.

Образование Курляндской группировки (такое имя носила армия «Север» с января 1945 года) было просто ошибкой. Эти войска должны были покинуть Латвию еще осенью 1944 г. Но из-за медлительности генерала Шернера солдаты были отрезаны от «Центра» и отодвинулись назад к морю.

Предложение вывезти дивизии на помощь Берлину поступали неоднократно. Под стены рейха посылали детей, которые не видели войны, в то время как на Курляндском полуострове тысячи солдат защищали десяток маленьких поселков.

Несмотря на то что Гитлера приводило в бешенство одно упоминание о сдаче этой территории, все же несколько дивизий морем были доставлены в Германию. Но было уже поздно. Уменьшение численности врага - главная причина наступательных операций СССР. Силы противника были значительны, стратегия ловкая, поэтому неизвестно, чем бы закончились вышеописанные события, если бы не капитуляция Берлина.

7 мая 1945 года был подписан предварительный протокол о безоговорочной капитуляции нацистской Германии. Но, когда во всей Европе установился мир, в западной части Латвии – Курляндии – всё равно раздавались выстрелы.

Образование котла

Немецкая «Курляндская» армия, последняя группировка германских войск на территории СССР, образовалась из 16-й и 18-й немецкой армий (групп армии «Север»). К 10 октября 1944 года они, а это было около 400 тысяч человек, оказались отрезаны от группы армий «Центр» и зажаты между двумя советскими фронтами по линии Тукумс-Лиепая (200 км). От Германии их отделяли сотни километров.

После взятия советскими войсками Риги, Ставка ВГК поставила задачу 1-му и 2-му Прибалтийским фронтам, ликвидировать «Курляндскую» группировку. Через два дня, 18 октября, 1-я ударная советская армия форсировала реку Лиелупе и овладела городом Кемери. Но дальше продвинуться не смогла – была остановлена немцами на подступах к городу Тукумсу. Наступление возобновилось лишь 27 октября. Шесть общевойсковых и одна танковая советские армии попытались прорвать оборону немцев, с целью ликвидировать Курляндскую группировку или хотя бы расчленить её. Но, неся большие потери, 31 октября 1944 года были вынуждены остановить наступление и вместо уничтожения немецкой армии, заблокировать её.

Так началась битва за Курляндский котел или, как писали в немецких пропагандистских источниках, «Курземскую крепость». Когда весь мир уже праздновал победу, здесь по-прежнему шли кровопролитные бои.

30 дивизий

Стоит отметить, что Курляндская группировка не была полностью блокирована или отрезана от Германии. Возможность сообщения сохранялась по Балтийскому морю через порты Лиепая и Вентспилс. То есть, группировка имела постоянный доступ к продовольствию, боеприпасам и медимакентам. По морю эвакуировали раненых и, при желании, можно было бы перебросить целые дивизий на территорию Германии.

Всего до капитуляции по 200-километровой линии фронта были рассредоточены войска около 30 дивизий по 10-15 тысяч человек в каждой. На одну дивизию приходилось около 6,6 км фронта.

Это практически соответствует плотности немецких войск во время битвы за Берлин, на Зееловских высотах. Но то была битва за столицу Германии, а здесь за спиной у немецких солдат находились два второстепенных морских порта, да несколько десятков хуторов и деревень в лесистой местности.

Что же так рьяно защищала группировки бывшей армии «Север»? Даже во время битвы за Берлин, когда в самом Курляндском котле надеяться уже было не на что, они продолжали сражаться за часть прибалтийской территории. А в Берлине тем временем в бой отправляли мальцов, не умевших держать оружие в руках. Как, например, в случае с отрядом моряков особого назначения СС, состоявшего из шестнадцатилетних курсантов города Росток.

«За последний клочок России»

Согласно мемуарам генерала-полковника германской армии Гейнца Гудериана, битвы за Курляндский котел не должно было быть в принципе - войска предписывалось вывести из Латвии еще осенью 1944 года. Запланированное отступление не удалось из-за ошибки командующего, генерал-полковника Фердинанда Шёрнера, который «задержал свои бронетанковые силы в районе Риги, Митавы вместо того, чтобы вывести их в район западнее Шяуляя, тем самым дав возможность противнику осуществить прорыв у города Шяуляй. Это окончательно отрезало группу армий от главной группировки войск».

Началась оборона Курзема («Курляндского котла») тридцатью дивизиями – внушительным количеством солдат, составлявших основу сил Восточного фронта. Тем временем, Гудериан раз за разом посещал Адольфа Гитлера с докладом о необходимости вывода войск из котла и переброске дивизий на оборону Германии. Как вспоминал сам Гудериан, в феврале 1945 Гитлер чуть было не побил его за это предложение. Он начисто отказывался выводить войска из Прибалтики.

По мнению военного историка, Вернера Хаупта, Гитлер не рассчитывал свои силы и держался «за последний клочок России».

Советские войска всячески способствовали такому развитию событий, не давая врагу «не минуты покоя», ведя постоянное наступление, лишь бы воспрепятствовать выводу войск в Германию.

Весной 1945 года Гитлер согласился на переброску войск, но было уже поздно. На вывоз группы армий «Курляндия» морем требовалось, как минимум, три месяца. Таким образом, даже несмотря на неполную блокировку и наличие сообщения, Курляндия оказалась для немецких войск котлом.

Смертный приговор за правду

Весна 1945 года Гитлер ещё надеялся, что конец войны далеко, что советские войска удастся отбить, и тогда позиции в Курляндии станут плацдармом для нового нападения на СССР. По воспоминаниям немецкого командира противотанкового расчета, Готтлоба Бидермана, отвергая все доклады высших офицеров, Гитлер нашёл поддержку в генерал-полковнике Фердинанде Шёрнере, который пообещал невозможное – удержать фронт на рубежах 1944 года:

«Гитлер вновь начинал строить идеалистические планы новых наступлений, используя дивизии и людей, давным-давно поверженных на просторах России».

Придерживаясь своего «обещания», Шёрнер пытался всячески отрицать, в том числе и самому себе, какая ситуация сложилась для немецких войск на восточных рубежах: он приказал арестовать упомянутого Бидермана, когда тот доложил ему реальную обстановку дел на линии фронта. Последний писал:

«Ходили даже слухи, что любому из солдат может быть вынесен смертный приговор, если будет услышано о нашей безнадежной ситуации в этом «котле».

Официальным названием ловушки было «Курляндский плацдарм». Вплоть до перемирия 9 мая, несмотря на безнадежное состояние войскам «Курляндии» предписывалось:«любой ценой удержать позиции», сдача которых, de-facto, была лишь вопросом времени.

Конец Курляндского котла

Участник боев за Курляндию – советский лётчик Иван Вишняков в своих мемуарах рассказывал, что 8 мая 1945 года, враг всё ещё сопротивлялся, неся большие потери в живой силе и технике: «За день уничтожили не один десяток вражеских самолетов. Планы противника по эвакуации войск рухнули окончательно».
Это случилось ночью. Когда все спали, поднялась стрельба из автоматов и пистолетов. Из воспоминаний Ивана Вишнякова:

«Выскочил на улицу, вокруг слышу ликующие возгласы: «Победа! Ура-а! Фашистская Германия капитулировала!».

Со следующего утра длинные колонны немцев: солдат, офицеров и генералов, сложив оружия и знамена, потянулись к сборным пунктам, где сдавались в плен. Так закончила своё существование Курляндская группировка и прекратилась Великая Отечественная война.

КУРЛЯНДСКИЙ КОТЕЛ

Неповторимой была весна 1945 года, первые дни мая. И речь идет не об опьяняющем запахе черемухи, могучем дыхании зеленеющих полей, торжествующе-звенящих утренних трелях жаворонков. Все это было. Но все это еще венчалось ожиданием. Шли последние дни, а может быть, часы, минуты войны.

Ждали солдаты, ждали и маршалы.

На рассвете 7 мая в одном из маленьких домиков литовского городка Мажейкяй, где размещался командный пункт Ленинградского фронта, маршал Л. А. Говоров, член Военного совета генерал В. Н. Богагкин и начальник штаба генерал М. М. Попов тоже ждали чрезвычайных сообщений.

Леонид Александрович только что подписал текст ультиматума командованию курляндской группы немецко-фашистских войск, прижатых к морю, и приказал передать его в эфир на давно известной нашей разведке радиоволне вражеской радиостанции.

Тогда Военному совету еще не было известно, что примерно в те же часы, а точнее, в 2 часа 41 минуту 7 мая, в объятой агонией фашистской Германии, в городе Реймс, заканчивался последний акт войны. Главнокомандование германских вооруженных сил в лице Иодля уже поставило подпись на предварительном протоколе о капитуляции. Не было известно и то, что в эти же часы в ставке гроссадмирала Деница - преемника покончившего с собой Гитлера - оставшиеся главари фашизма еще лихорадочно искали возможность выиграть хотя бы сутки для сдачи в плен максимума своих войск не русским, а американцам и англичанам.

Через несколько часов из Ставки Верховного Главнокомандования, из Москвы, сообщили о происшедших событиях всем командующим фронтами. И о том, что начальник Генерального штаба генерал армии А. И. Антонов передал главам английской и американской военных миссий в Москве письмо, содержащее требование о подписании 8 мая в поверженном Берлине Акта о безоговорочной капитуляции взамен временного акта, подписанного Йодлем в Реймсе.

Немедленно по получении этого сообщения Говоров и Богаткин решили написать краткую листовку и сбросить ее над позициями немцев. Текст листовки тут же был переведен на немецкий язык и набран. Вскоре десятки тысяч красных листков рассеялись в воздухе над всем Курляндским полуостровом. В них излагалось требование к немецко-фашистским частям повсеместно сложить оружие и сдаться в плен.

Одновременно маршал Говоров приказал всем командующим армиями держать в готовности танковые и моторизованные группы для быстрого выхода в район портов Либава и Виндава. Для такого мероприятия были основания. На Курляндском полуострове еще шли бои. Здесь находилось более двадцати дивизий 16-й и 18-й армий бывшей группы армий «Север» (около 200 тысяч солдат и офицеров), именуемой теперь группой «Курляндия». Войска Ленинградского фронта - части 1-й ударной, 6-й и 10-й гвардейских, 51-й и 67-й армий - продолжали расчленять и дробить их в районе Тукумс, Салдус. Но разведданные говорили о том, что командование группы «Курляндия» все еще не оставило надежды ускользнуть, хотя бы частью сил, морем в Северную Германию. Бежать. Бежать от жуткой встречи с советскими судьями за злодеяния на советской земле, под Ленинградом.

Шли часы. В домиках, занимаемых различными управлениями и отделами штаба фронта, генералы и офицеры, поставленные в известность о последних событиях, продумывали организацию приема огромного количества пленных.

В нескольких километрах от командного пункта в покинутой населением деревушке оборудовался лагерь - сборный пункт для пленных фашистских генералов и офицеров. По подсчетам начальника разведотдела П. П. Евстигнеева, гепералитет курляндской группы должен был составлять свыше 40 человек. Петр Петрович ошибся на несколько человек, в меньшую сторону. И еще он ошибся в одном: командовал группой уже не генерал-полковник Рендулич, а генерал пехоты Гильперт, бывший командующий 16-й армией. «Игральная колода карт» Гитлера продолжала тасоваться до последних дней. И Рендулича и его предшественника фельдмаршала Шернера, оказывается, перебросили на юго-запад, в Чехословакию и Австрию, где они возглавили остатки германских войск.

Леонид Александрович вызывал штабных офицеров, проверяя их подготовку к финальному акту. Некоторые моменты интересовали его не только в части организации процедуры быстрого приема огромного количества капитулирующих солдат и офицеров со всей их боевой техникой. Командующий артиллерией фронта генерал-лейтенант Одинцов доложил, что среди пленных будут и те, кто возглавлял осадную артиллерию, пытавшуюся превратить Ленинград в развалины.

Теперь вы имеете возможность лично «познакомиться» с ними, товарищ Одинцов, - усмехнулся Леонид Александрович, когда Одинцов назвал командующего артиллерией 18-й армии генерала Фишера, командиров специальных осадных групп генералов Томашки, Бауэрмайстера. - У вас будут к ним какие-либо специальные вопросы?

Конечно, взглянуть, как они будут выглядеть теперь, небезынтересно, Леонид Александрович, - улыбнулся Одинцов. - Боюсь только, не зачешутся ли у меня руки во время такого знакомства... А рука у меня тяжелая.

Ничего, выдержите и это испытание. Подготовьте заранее перечень вопросов. Кстати, в последних боях, немецкая самоходная артиллерия была очень активна во взаимодействии с танками при маневрах с рубежа на рубеж. Тактика оборонительных действий этим методом представляет определенный интерес. Это своеобразный броневой пояс при активной обороне. И очень маневренный.

Обсуждалась на Военном совете и проблема быстрейшего разминирования оборонительных рубежей немцев в Курляндии, их тыловых районов, портов на побережье. Там можно было ожидать всяких сюрпризов. Маршал Говоров разрешил поставить «на уборку» все саперные батальоны капитулирующих - их должно быть больше двадцати, если считать по количеству дивизий. Инженерную службу в группе «Курляндия» возглавлял генерал Медем. Во время наступательных операций войск Ленинградского фронта саперы врага применяли не только массовое минирование зон отступления, но и изуверские приемы, вроде минирования трупов расстрелянных советских партизан и жителей окрестных сел.

Как вы организуете контроль работ немцев по очистке местности? - спросил Леонид Александрович у пишущего эти строки.

Это было действительно довольно сложно, но помогала уже хорошо налаженная организация контроля разминирования специальными отрядами, располагавшими собаками минно-розыскной службы. В прошлом году этим методом проверялась работа финских саперов, убиравших на Карельском перешейке свои минные поля. Если собаки находили хотя бы одну мину, «уборщики» вынуждены были повторять поиск на всем участке.

Что ж, проверьте этим способом так называемую «любовь» немцев к порядку и чистоте, - сказал маршал, утверждая план очистки Курляндского полуострова от мин и всех взрывоопасных предметов.

Шли часы. Временами Маркиан Михайлович Попов звонил в штабы армий, в разведотдел, где внимательно слушали эфир. Отовсюду докладывали: на фронте вялая стрельба, почти тихо. Тихо было и в эфире.

Как показали дальнейший ход событий, а также опро-) сы пленных генералов, причина молчания весь день 7 мая заключалась в том, что в штабе группы «Курляндия», в штабах ее армий и дивизий капитуляции предшествовало спешное уничтожение важнейших оперативных документов. На это ушли сутки, и Гильперт отмалчивался, хотя уже 7 мая знал о событиях в Реймсе.

На рассвете 8 мая маршал Говоров собирался отдать приказ о нанесении сильного бомбового удара по скоплениям немецко-фашистских войск в районе Либавы и Виндавы. Наши надводные корабли и подводные лодки надежно блокировали побережье Балтийского моря и потопили уже много транспортов, пытавшихся пробиться из Курляндии, однако скопление в этих портах судов свидетельствовало, что Гильперт все еще хватается за соломинку.

В 7 часов станции радиоперехвата в Мажейкяе услышали наконец то, что ожидалось целые сутки: «Командующему Вторым Прибалтийским фронтом. Всеобщая капитуляция принята. Устанавливаю связь и спрашиваю, на какой волне возможна связь с командованием фронта. Командующий войсками группы «Курляндия» Гильперт, генерал пехоты».

Начальник разведотдела генерал Евстигнеев немедленно доложил этот радиоперехват Леониду Александровичу. Бомбовый удар был отменен.

Теперь эфир ожил. Некоторое время спустя Евстигнеев положил на стол Говорова еще одну перехваченную радиограмму: «...Циркулярно. Всем, всем... Всем военно-морским силам Востока. Ввиду принятия капитуляции седьмого мая сорок пятого года в 16.00 всём военным и торговым кораблям причалить к берегам, флаги спустить. Существующую до сих пор форму приветствия отменить. Штаб военно-морских сил Востока».

Леонид Александрович приказал послать Гильперту радиограмму следующего содержания: «Прекратить все военные действия во всех подчиненных войсках и выставить белые флаги к 14 часам. Выслать немедленно своего уполномоченного в пункт Эзере для подписания протокола о порядке сдачи в плен немецких войск». В 14 часов 35 минут пришел ответ Гильперта: «Господину маршалу Говорову. Подтверждаю прием Вашей радиограммы. Я приказал прекратить враждебные действия в 14.00 по немецкому времени. Войска, на которые распространяется приказ, выставят белые флаги. Уполномоченный офицер находится в пути по дороге Скрунда - Шомпали».

Небезынтересно, что в эти же примерно часы 8 мая в предместье Берлина Карлсхорст для подписания Акта о безоговорочной капитуляции Германии были доставлены из Фленсбурга представители главного немецкого командования во главе с фельдмаршалом Кейтелем. Церемонию подписания Акта в Берлине открывал Маршал Советского Союза Г. К. Жуков. Исторический документ был подписан ровно в полночь 8 мая.

К этому моменту в Курляндии весь передний край в полосе 22 немецких дивизий был усеян белыми флагами. Оберквартирмейстер (начальник тыла) курляндской группы генерал Раузер по уполномочию Гильперта подписал в 22 часа 6 минут протокол о порядке сдачи в плен фашистских частей.

Еще осенью сорок четвертого года после быстротечной операции в Эстонии Ставка Верховного Главнокомандования направила Леонида Александровича своим представителем на 2-й и 3-й Прибалтийские фронты, действовавшие на рижском направлении. Маршалу А. М. Василевскому, выполнявшему до этого такую функцию, поручалась координация операций 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов на главном и решающем направлении - мемельском. Там советским войскам предстояло разгромить 3-ю танковую армию противника, выйти к Балтийскому морю и тем самым отрезать врагу пути отступления из Прибалтики в Восточную Пруссию по сухопутью.

Для Говорова, за которым Ставка оставляла одновременно и пост командующего Ленинградским фронтом, новая миссия была непривычной и нелегкой. Операция под Ригой развивалась медленно, противник сопротивлялся с особым ожесточением и упорством, рассчитывал и на маневр в Восточную Пруссию частью сил группы армий «Север». Помимо того, что прорыв сильно укрепленных позиций под Ригой затягивался, полоса наступления на столицу Латвии была узка для двух фронтов, а в то же время каждый из командующих, чьи действия приходилось координировать, имели твердое желание освободить Ригу силами подчиненных им войск. Характеры же у генералов армии А. И. Еременко и И. И. Масленникова были далеко не уступчивые, когда дело шло о боевых действиях их фронтов.

Отдельные «нюансы» этой миссии очень живо описаны бывшим начальником штаба 2-го Прибалтийского фронта генерал-полковником А. М. Сандаловым в своих мемуарах. В частности, Сандалов доложил Говорову мнение командования и штаба 2-го Прибалтийского фронта о своеобразии обстановки, сложившейся в полосе двух взаимодействующих фронтов. Речь шла о явной целесообразности довольно крупных перегруппировок войск на всем рижском направлении в интересах общей задачи: не только освободить столицу Латвии, но и быстрее лишить противника возможности перебрасывать соединения из-под Риги к Клайпеде. Генерал Сандалов предлагал сменить части 2-го Прибалтийского фронта северней Даугавы частями 3-го Прибалтийского, что, по его мнению, могло создать лучшие условия для совместного наступления двух фронтов на Ригу с юга. Говоров согласился с таким вариантом, рассчитывая на разрешение Ставки осуществить его. И получил таковое. Однако в процессе самой операции по прорыву рубежа «Сигулда» и освобождению Риги не раз, по воспоминаниям Сандалова, сталкивался с такими сложностями, преодолевать которые оказалось далеко не просто.

«В сто раз лучше командовать фронтом, чем быть представителем Ставки! И Верховный недоволен и командования фронтов тоже... Я даже заболел. Замучали головные боли.

Он потер ладонями виски, вынул из нагрудного кармана коробочку с таблетками, кинул одну в рот, запил водой».

После освобождения Риги, в штурме которой участвовали соединения обоих фронтов, 3-й Прибалтийский фронт был расформирован. Говоров возвратился на Ленинградский фронт, часть сил которого добивала немецко-фашистские войска на Моонзундских островах. Однако в феврале 1945 года, когда курляндская группировка противника была окончательно отрезана от восточно-прусской, Ставка снова направила Леонида Александровича на 2-й Прибалтийский фронт, теперь уже в качестве его командующего, не освободив от командования Ленинградским фронтом. Войска последнего высвобождались и перебрасывались на другие фронты.

Войскам 2-го Прибалтийского фронта Ставка Верховного Главнокомандования поставила задачу во взаимодействии с Краснознаменным Балтийским флотом не допустить ухода блокированной курляндской группировки. На полуострове к этому времени находилось еще до 30 немецких дивизий численностью около 300 тысяч человек.

Маршал Говоров перебросил в Курляндию из состава Ленинградского фронта дополнхттельные силы и значительную часть своего штаба. В этих условиях управление 2-го Прибалтийского фронта стало излишним и вскоре было упразднено, а фронт стал называться Ленинградским.

В ходе боев войска фронта постепенно расчленяли большую и сильную курляндскую группировку. Сил для полного разгрома командующему фронтом не хватало. В то же время гитлеровское командование, как показали впоследствии Гильперт и командующие 16-й и 18-й армиями генералы Фолькамер и Беге, до последних дней рассчитывало использовать эту мощную группировку в центральной части Германии.

В связи с этими особенностями боевых действий на заключительном этапе в Курляндии характерен размах политической пропаганды среди вражеских войск, как одного из важных факторов, ускоряющих процесс разложения противника.

На одном из заседаний Военного совета фронта начальник Политуправления генерал-майор А. П. Пигурнов приводил ряд фактов и цифр, свидетельствовавших об этом. Некоторые из них сохранились в записях автора, присутствовавшего на совещании.

В течение апреля 1945 года среди солдат и офицеров прижатой к морю курляндской группы было распространено 9 849 тысяч листовок, изданных Главным политическим управлением РККА, Политуправлением фронта и политотделами армий. Среди них были листовки о результатах зимнего наступления Красной Армии и гигантских потерях немцев, приказ командующего фронтом маршала Говорова № 24 «Об отношении к капитулирующим немецким частям и к немецким военнопленным». В марте и апреле в Курляндии через звуковещательные станции и по радио было проведено около 13 тысяч передач для немецко-фашистских войск с предложениями о сдаче в плен. В таких передачах участвовали около 300 перебежчиков и пленных, обращавшихся непосредственно к солдатам своих полков и дивизий. В апреле немецкие солдаты из 12 различных дивизий с листовками-пропусками группами сдавались в плен.

Успешные действия в этот период нашей бомбардировочной авиации, кораблей Краснознаменного Балтийского флота, а также постепенное раздробление группировки на сухопутных участках «котла», достаточно наглядно убеждало противника в его обреченности.

То, что бывший 2-й Прибалтийский фронт именуется Ленинградским, Гильперт и его штаб узнали лишь 8 мая 1945 года. Судя по воспоминаниям свидетелей первых встреч немецких генералов с представителями маршала Говорова, это явилось для них неприятнейшим сюрпризом. Конечно, преступления против Ленинграда и его населения нельзя было скрыть ни перед кем, но Гильперт, Фёрч и другие фашистские генералы считали для себя худшим вариантом предстать перед непосредственными представителями города Ленина. Несколько генералов и старших офицеров, особенно из числа эсэсовцев, не явились на сборный пункт пленных, решив, по-видимому, спасаться бегством, а командир 50-го армейского корпуса генерал Боденхаузен предпочел пустить пулю в лоб.

Сдаваясь в плен, генералы и офицеры штабов 16-й и 18-й армий не упускали случая обмануть представителей советского командования. Вспоминая впоследствии те дни, генерал П. П. Евстигнеев и один из его помощников полковник Л. Г. Винницкий рассказывали о том, как работники штаба курляндской группировки утаивали истинную численность своих войск. Отдельные группы гитлеровцев скрывались в окрестных лесах.

Маршал Говоров разрешил Гильперту пользоваться радиостанцией для более организованного управления войсками при капитуляции. По в первую же ночь Гильперт нарушил данное советскому маршалу слово и предпринял попытку вести переговоры с преемником Гитлера Деницем. Леонид Александрович приказал немедленно изъять у Гильперта радиостанцию. Выяснилось также, что в штабах армий, корпусов, дивизий продолжается уничтожение документов о их численности, вооружении, имуществе и дислокации. Тогда Говоров дал указание перевести весь немецкий генеральский и офицерский состав на положение изолированных военнопленных.

Как вспоминает полковник Винницкий, «маршал Говоров принял решение «прочесать» весь Курляндский полуостров... Кое-где наши части наталкивались на мелкие группы немецкой армии, которые пытались оказывать сопротивление. Такие группы сравнительно легко вылавливались. Не сдававшиеся уничтожались. К исходу 16 мая весь Курляндский полуостров был очищен от противника.

17 мая Военный совет доложил Ставке Верховного Главнокомандующего, что в результате капитуляции немецких войск и последующего прочесывания Курляндского полуострова войска Ленинградского фронта взяли в плен: штабы курляндской группы армий, 16-й и 18-й армий, семи армейских корпусов, 22 дивизии, две боевые группы, мотобригаду, 50 отдельных батальонов, 28 артиллерийских соединений и частей, части инженерные, связи и прочие... Фронт захватил также до 2 тысяч орудий, свыше 400 танков и самоходных орудий, более 11 200 автомашин, 153 самолета и много другой техники и вооружения». Всего на Курляндском полуострове сдалось в плен более 189 тысяч солдат и офицеров и 42 генерала.

11 мая Леонид Александрович вызвал Гильперта, Фолькамера, Беге. По привычке Говоров недовольно двигал локтями на столе, когда сидевший перед ним неестественно вытянутый, словно он проглотил палку, немецкий генерал пытался увиливать от прямых ответов на четкие и ясные вопросы о составе подчиненных армий, дивизий, их оперативно-тактических задачах. Говоров как бы экзаменовал своих бывших противников, проверяя одновременно то, что знал еще в ходе боевых действий.

Наиболее характерна в этом отношении запись опроса командующего 18-й армией генерала Беге. Мы приводим лишь часть ее.

«Говоров: В состав армии входили 1, 2, 10 корпуса?

Беге: И 50-й корпус.

Говоров: В состав 50-го корпуса входили дивизии, или он находился в резерве?

Беге: Штаб 50-го корпуса был направлен в район Гробиня с задачей организации эвакуации войск через порт Либава.

Говоров: В состав 10-го корпуса входили 30-я, 121-я пехотные дивизии и группа Гизе?

Беге: Так точно.

Говоров: В состав 1-го корпуса входили 126-я и 132-я дивизии?

Беге: Так точно.

Говоров: В вашем резерве находилась 14-я танковая дивизия? В вашем подчинении были гарнизоны Либавы и Виндавы?».

Бывший командующий бывшей немецкой армии мог воочию убедиться, насколько точно советский маршал знал состав и задачи его армии в целом, отдельных ее частей, план эвакуации войск морем, замыслы обороны.

Это был допрос командующего. За ним последовал уже иной допрос - в трибунале. И иные вопросы к гитлеровским генералам, как военным преступникам, ответственным за злодеяния против мирных жителей городов и сел во время оккупации. Советский военный трибунал вынес свое справедливое решение. Однако некоторым из севших тогда на скамью подсудимых военным преступникам уроки, преподанные в 1945 году, и годы тюремного заключения не пошли впрок. Отпущенный через десять лет в Германию генерал Фёрч в 1958 году вновь решил надеть мундир и занять пост заместителя начальника штаба НАТО. По этому поводу генерал армии Попов, принимавший по поручению маршала Говорова капитуляцию Фёрча в мае 1945 года напомнил последнему разговор, состоявшийся у них в тот день.

«- Вы убедились в бесплодности всяких «походов на Россию», теперь вы расстанетесь наконец с нелепой мечтой о пространствах на Востоке?..

Даже если когда-нибудь мы, немцы, поднимемся и вновь станем государством, не только себе, но даже детям своим запрещу думать о походах на Россию».

Из книги Берлин 45-го: Сражения в логове зверя. Части 2-3 автора Исаев Алексей Валерьевич

«Котел» на берегах Одера Сведения о готовящемся советском наступлении просочились к немцам в начале марта 1945 г. Из допросов пленных были даже получены данные о примерной дате начала наступления - 10 марта. Генерал-полковник Хайнрици решил нанести упреждающий удар по

Из книги Берлин 45-го: Сражения в логове зверя. Часть 6 автора Исаев Алексей Валерьевич

Хальбский котел Вступление Разгром 9-й и части 4-й танковой армии немцев в «котле» к юго-востоку от Берлина стал одним из самых крупных сражений на окружение на советско-германском фронте. К сожалению, оно осталось в тени уличных боев за Берлин. Однако в районе к юго-западу

Из книги Неизвестный 1941 [Остановленный блицкриг] автора Исаев Алексей Валерьевич

Глава 4. Первый «котел» войны Само начертание советско-германской границы по периметру Белостокского выступа словно приглашало к проведению операции на окружение. Однако она могла быть проведена множеством различных способов, что создавало определенные трудности как

Из книги 1941. Победный парад Гитлера [Правда об Уманском побоище] автора

Новогрудский «котел» Несмотря на метания относительно глубины смыкания «клещей» окружения и корректировки первоначального плана командованием группы армий «Центр», основная идея изменений не претерпела. «Директива по стратегическому сосредоточению и развертыванию

Из книги Сталинград. За Волгой для нас земли нет автора Исаев Алексей Валерьевич

Уманский котел К середине июля 1941 года план блицкрига, задуманный германским командованием, в основном сбывался. А. Гитлер в эти дни все чаще находился в приподнятом настроении. Он любил созывать совещания высших военачальников, часто обращался к карте военных действий,

Из книги Удар по Украине [Вермахт против Красной Армии] автора Рунов Валентин Александрович

Жара. «Котел» Утрата ударных возможностей танковых армий Сталинградского фронта означала переход хода к противнику. Также обстановка характеризовалась усилением противника: в состав 6-й армии прибыли новые части. В частности, VIII армейскому корпусу была передана из

Из книги Вермахт «непобедимый и легендарный» [Военное искусство Рейха] автора Рунов Валентин Александрович

Киевский котел В советской литературе всегда указывалось, что германское руководство в 1941 году, вплоть до срыва наступления немецких войск на Москву, действовало в строгом соответствии с ранее намеченным планом «Барбаросса». На самом деле это не совсем так. В

Из книги Неизвестный Сталинград. Как перевирают историю [= Мифы и правда о Сталинграде] автора Исаев Алексей Валерьевич

КИЕВСКИЙ «КОТЕЛ» В советской литературе всегда указывалось, что германское руководство в 1941 году, вплоть до срыва наступления немецких войск на Москву, действовало в строгом соответствии с ранее намеченным планом «Барбаросса». На самом деле это не совсем так. В

Из книги Прохоровское побоище. Правда о «Величайшем танковом сражении» автора Замулин Валерий Николаевич

Жара. «Котел» Поворот немецкой 4-й танковой армии на Сталинград (см. ниже) оказывал все большее влияние на события на Сталинградском фронте. К 6 августа 1942 г. советскому командованию понадобилось армейское управление, и выбор пал на штаб К. С. Москаленко. Вскоре он стал

Из книги Операция «Багратион» [«Сталинский блицкриг» в Белоруссии] автора Исаев Алексей Валерьевич

«Котел» действительно был, но существенных потерь удалось избежать Следует отметить, что к выполнению задачи по окружению войск 69-й А противник подходил основательно, действовал предусмотрительно, по хорошо отработанной схеме, думая не только о выполнении задачи, но и о

Из книги Войска СС. Кровавый след автора Уорвол Ник

Глава 15 Бобруйский «котел»

Из книги Жуков. Взлеты, падения и неизвестные страницы жизни великого маршала автора Громов Алекс

ДЕМЯНСКИЙ КОТЕЛ На северном фланге Восточного фронта фон Лееб не располагал достаточными силами для ведения маневренных операций, как не располагал ими и сменивший его 17 января генерал-оберст Кюхлер. Северная группировка немецких войск перешла к позиционной обороне 12

Из книги Конев против Манштейна [«Утерянные победы» Вермахта] автора Дайнес Владимир Оттович

Демянский котел 1-ю ударную армию у Жукова забрали в надежде, что она окажется той решающей силой, которая поможет ликвидировать Демянский котел. В зоне действия сил Северо-Западного фронта возле поселка Демянск, что между озерами Ильмень и Селигер, советскими войсками

Из книги Обратная сторона войны автора Сладков Александр Валерьевич

Корсунь-Шевченковский «котел» Войска группы армий «Юг», удерживая корсунь-шевченковский выступ, не давали возможности сомкнуть смежные фланги 1-го и 2-го Украинских фронтов, сковывали свободу их маневра и задерживали выход к Южному Бугу. Германское командование

Из книги Территория войны. Кругосветный репортаж из горячих точек автора Бабаян Роман Георгиевич

Вот тебе и котел… Я уже знаю, как берут города. Видел. Или даже участвовал. Какая разница, кто я – солдат или репортер. Если что, и того, и другого завернут в одинаковый черный мешок и отправят «на дембель».Иногда города берут молниеносно, рывком. Как это было в Чечне: Аргун,

Из книги автора

Косово: котёл ненависти Два мира - две правды В Косово мне приходилось бывать неоднократно, начиная с 1999 года. Именно за эти командировки я получил в 2000 году медаль от Генерального секретаря НАТО «За участие в миротворческой операции НАТО в Косове». Но этот край, так

Обзор ситуации

Шестое сражение в Курляндии началось 18 марта 1945 года мощной артподготовкой Красной армии. Сотни орудийных стволов, а также минометы и реактивные минометы обрушили на германские позиции между Дунгасом и Скутини буквально стальной град.

Артподготовка началась еще в предрассветных сумерках. Советское командование рассчитывало на этот раз окончательно разделаться с группой армий «Курляндия». Главный удар наносился через Салдус на Лиепаю.

Чуть в глубине, сразу за центром позиций батарей, ведущих артподготовку, изготовилась к наступлению советская 10-я армия. Все ее стрелковые дивизии, а также механизированный корпус и танковая бригада были готовы броситься вперед, чтобы стереть с лица земли группу армий «Курляндия» (особенно танковая бригада с ее 53 (по штату) танками. - Ред. ).

В наступлении должна была участвовать и советская авиация, перед которой была поставлена задача прежде всего разрушить все пути сообщения, ведущие из тыла германских войск к передовой, а также все средства подвоза горючего и боеприпасов.

И снова советское командование оставило узкие коридоры в огневом валу артподготовки, по которым танки Т-34, ИС-2 и самоходные орудия могли двинуться в наступление еще до окончания артиллерийского обстрела.

Танковые армады русских, за которыми следовали стрелковые части, обрушились на уже изрядно поредевшие после пятого сражения в Курляндии и не получившие никакого подкрепления германские соединения. Командование группы армий вынуждено было бросить в огонь битвы те немногие соединения, которые до этого оно использовало как «пожарную команду», подвижный резерв на фронте: проверенную во многих боях 11-ю пехотную дивизию генерал-лейтенанта Файерабенда, 12-ю танковую дивизию, которой командовал генерал-лейтенант барон фон Боденхаузен, и побывавшую во всех сражениях в Курляндии 14-ю танковую дивизию генерала Унрайна. Наиболее мобильные подразделения 14-й танковой дивизии образовали оборонительные заслоны на наиболее опасных участках передовой. Но даже им не удалось сдержать лавину атакующих русских. В некоторых местах следующим за танками русским пехотинцам удалось прорвать передовую и добраться до позиций германской артиллерии. Отдельные немецкие пехотные батальоны оказались отрезанными от других частей и окруженными на передовой. Ходы сообщений от опорных пунктов, ведущие направо и налево, были также перерезаны. Им пришлось в течение всего дня сражаться в лесном массиве, отбивая атаки русских, и лишь ближе к ночи они смогли воссоединиться со своими соседями.

Но этот частичный успех достался Красной армии дорогой ценой. Когда над полем боя сгустились сумерки, на пространстве перед германской линией обороны остались не менее 92 подбитых и порой еще горящих танков противника.

Но и германская оборона понесла крупные потери. Не покладая рук трудились хирурги и санитары в полевых лазаретах и прежде всего на главном перевязочном пункте. Здесь удалось спасти много жизней после того, как санитарные команды пробрались на ничейную полосу, перевязали лежащих там раненых и доставили их в тыл.

Опаснее складывалась ситуация на стыке между 16-й и 18-й армиями. Здесь некоторые опорные пункты, возглавляемые опытными офицерами и обороняемые отважными солдатами, выстояли под ударами многократно превосходящих сил противника и не дали ему в полной мере воспользоваться плодами прорыва.

Большую роль сыграли и дивизии сражавшегося по обе стороны от Салдуса XXXVIII армейского корпуса под командованием генерала от артиллерии Герцога, которые предотвратили катастрофу на фронте, а затем сконцентрировались на направлении главного удара русских. И хотя стоявшие здесь в обороне германские дивизии понесли тяжелые потери, ни одна из них не была полностью уничтожена и не отошла со своих позиций.

Артиллерия XXXVIII армейского корпуса вела огонь прямой наводкой по наступавшим в плотных боевых порядках танкам противника и внесла значительный вклад в успех обороны. Отлично показали себя в обороне и немногие оставшиеся тяжелые зенитки.

Германский опорный пункт Беззбидж, который оборонял 44-й мотопехотный полк «Восточная Пруссия» (11-й пехотной дивизии), наступавшие взять не смогли. Он, а также и местечко Струтели, который отстоял 386-й мотопехотный полк 218-й пехотной дивизии, отбивший врукопашную четыре вражеские атаки, стали символами германской стойкости. Нельзя не упомянуть и 1-ю роту 24-го противотанкового истребительного батальона 24-й пехотной дивизии, превратившую хутор Страутини в изрыгающую огонь крепость, перед которой остались стоять девять сожженных вражеских танков.

Даже бомбардировщики, засыпавшие их градом бомб, и пикирующие на эти оплоты штурмовики Ил-2, обрушивавшие на них не только огонь бортовых пушек, но и 250-килограммовые авиабомбы, не могли сломить стойкость их защитников.

Но если потрепанные русские подразделения имели возможность выйти из боя и пополнить свои ряды свежими силами, то германские солдаты стояли в обороне дни и ночи, не получая никакого подкрепления, однако не сдавали своих позиций. Лавина русских танков и пехоты, обрушившаяся на германские позиции в первые дни сражения, была остановлена. Но в последующие дни 10-я гвардейская армия предпринимала все новые и новые попытки прорвать фронт и выйти к Лиепае. Но все подобные попытки провалились. Плотные порядки наступавшего неприятеля распались на отдельные сражающиеся группы, как и германская передовая - на отдельные опорные пункты.

Полковник Хайнц-Оскар Лёбе, командир 44-го мотопехотного полка, занял один из таких опорных пунктов молниеносным броском. Еще будучи подполковником и командуя 1-м батальоном 44-го полка, он получил Рыцарский крест. За оборону опорного пункта Беззбидж 29 апреля 1945 года он был награжден дубовыми листьями к Рыцарскому кресту.

Полковник Иоахим Ройтер, командир 386-го мотопехотного полка, 27 августа 1944 года отмеченный Рыцарским крестом, за бои в ходе шестого сражения в Курляндии был удостоен еще и дубовых листьев. Эту награду он получил за то, что, сражаясь в Струтели, неизменно отражал каждую атаку русских.

В этих оборонительных боях участвовала и 12-я танковая дивизия, которая смогла отразить прорыв вражеских танков под Мезалази, подбив 19 машин.

Также в рядах 16-й армии сражался - о чем часто забывают или лишь бегло упоминают - и VI добровольческий корпус СС, о чем будет рассказано более подробно ниже.

Здесь же отличилась бригада штурмовых орудий - воинское формирование, предназначенное для того, чтобы выручать пехоту в тяжелых ситуациях и останавливать атаки вражеских танков. На этом участке фронта эту роль выполняла 912-я бригада штурмовых орудий под командованием майора Йозефа Бранднера. Бригада сражалась во всех боях с самого начала обороны Курляндии вплоть до ее окончания и подбила за это время около 600 вражеских танков.

23 марта 10-я гвардейская армия была вынуждена отвести свои части из района южнее Салдуса. Напряжение боев на этом участке фронта спало. Германские дивизии к этому дню постепенно, шаг за шагом, оттянулись к озеру Циецерес и создали там новый оборонительный рубеж. Одна только 10-я гвардейская армия к 23 марта потеряла 263 танка, среди них ряд сверхтяжелых машин типа «Иосиф Сталин-2».

Но к северу от Салдуса сражение продолжалось. В ходе непрерывных атак мощных танковых и стрелковых частей советские войска смогли перейти через железнодорожную линию, соединяющую Добеле и Салдус. Германским частям пришлось отступить к «оплоту на Виесате» .

За то, что такой маневр удалось осуществить, следовало поблагодарить 24-ю пехотную дивизию генерал-майора Гаральда Шульца ее танкистов и мотострелков, которые в качестве арьергарда четыре дня держались на станции Йоста, прикрывая отход войск и обеспечивая создание нового оборонительного рубежа. За это генерал-майор был 5 апреля 1945 года награжден Рыцарским крестом.

Русские отказались от дальнейшего наступления. Кроме уже упомянутых 263 танков, они потеряли 249 пулеметов, 185 орудий, 29 минометов и 27 самолетов.

Линия германской обороны, созданная на упомянутом рубеже, была весьма тонкой. Но о сплошной линии фронта речь больше и не шла, поскольку теперь зачастую опорные пункты располагались метрах в ста друг от друга, между ними были только лишь двойные посты, а те «пожарные команды», которые еще оставались боеспособными, располагались за фронтом таким образом, что могли в любое время добраться к любой точке своего участка фронта.

1 апреля 1945 года командование группы армий направило главному командованию сухопутных сил (ОКХ) оценку боеспособности своих дивизий на момент завершения шестого сражения в Курляндии.

Среди тех дивизий, боеспособность которых можно было считать очень хорошей либо хорошей, числились 11-я пехотная, 12-я танковая, 24-я пехотная, 81-я пехотная и 121-я пехотная дивизии.

Их солдаты и офицеры в самых кризисных ситуациях сохраняли самообладание, демонстрировали высокие стандарты боевой выучки и отменный боевой дух.

Также среди боеспособных частей были названы 126, 205, 225, 263 и 329-я пехотные дивизии. Они воевали под командованием опытных офицеров, решительно действовали в бою и умело противостояли урагану смерти.

Ряд других дивизий, боеспособность которых была оценена как удовлетворительная, не менее отважно вели себя в бою и столь же успешно отражали атаки врага, как и перечисленные выше. Правда, побывав в гуще боев, причем в самых горячих точках, они были изрядно обескровлены. К таким относилась 30-я пехотная дивизия, которая первое время вполне успешно оборонялась, но из сражения вышла с большими потерями. Не менее стойко держалась в боях и 290-я пехотная дивизия, которой командовал генерал-майор Карл Хенке (получивший Рыцарский крест еще будучи полковником и командиром 770-го саперного полка 4 августа 1943 года). В ходе боев она весьма успешно сражалась в обороне, но после них в ней осталась едва ли половина личного состава.

Командир 290-й пехотной дивизии Карл Хенке пал в бою 27 апреля 1945 года на косе Фрише-Нерунг (совр. Балтийская) под Пиллау (совр. Балтийск под Калининградом), отражая наступление превосходящих сил противника.

Вследствие понесенных ею тяжелых потерь не была в полной мере боеспособна также и 14-я танковая дивизия. Но, выйдя из огня многих сражений под командованием генерал-лейтенанта Унрайна, она продолжала все так же отражать удары врага уже под командованием полковника Трассера вплоть до горестного конца.

Ниже приведены более подробные описания боевых действий отдельных частей.

14-я танковая дивизия в обороне

Отведенная на отдых, понесшая тяжелые потери в ходе пяти битв в Курляндии 14-я танковая дивизия готовилась к ожидавшемуся там новому сражению.

10 марта в Курляндии наступила оттепель. Весенняя распутица прервала всякое передвижение, даже гусеницы танков и бронетранспортеров буксовали на размякшей почве. Вода, перемешанная с подтаявшим мокрым снегом, заполняла все траншеи и окопы. Реки, ручьи и озера вышли из берегов и затопили всю округу. Гати, которые до сих пор давали возможность передвигаться по заболоченным местам, утонули в грязи. Саперы и военные строители были не в состоянии поддерживать в проезжем состоянии пути сообщения. Колесный транспорт не мог сдвинуться с места. Передвижение оставалось возможным только по железной дороге, которая, несмотря на постоянные налеты авиации и бомбежки, на участке Лиепая - Скрунда - Салдус продолжала действовать как и прежде. Функционировала даже ветка на Гробиню и Айзпуте. Поэтому все переброски войск и перевозки снаряжения, боеприпасов и продуктов осуществлялись по железной дороге.

Когда же началось шестое сражение в Курляндии, то на этом участке фронта всякое передвижение заглохло в течение недели, буквально утонув в грязи.

14-я танковая дивизия участвовала в этом сражении только частично, поскольку все еще оставалась небоеспособной и могла бросить в бой лишь немногие оставшиеся на ходу танки.

Тем не менее она изготовилась к бою, расположившись на наиболее вероятных направлениях удара противника. На данном участке, из-за громадного моря грязи южнее болот долины реки Вартавы, речь могла идти только об одном месте. Западнее его располагалось местечко Дурбе, которое лежало на главной железнодорожной трассе и поэтому явно могло быть целью русских.

В лесу около хутора Гелци и рядом с железнодорожной станцией Илмая, а также южнее ветки Падоне - Илмая пехотинцы оборудовали дзоты, а по обеим сторонам шоссе Илмая - Бержукрог заняли позиции еще имевшиеся приданные танки.

Огневые позиции артиллерии располагались южнее железнодорожной линии неподалеку от станции Падоне, позади 276-й зенитной батареей поставленного в прикрытие 60-го зенитного полка под командованием полковника Людвига Булла, кавалера Рыцарского креста, когда он в звании подполковника командовал 164-м зенитным полком, который сбил целый ряд вражеских самолетов и подбил много танков.

Этим частям удалось отразить все удары врага на этом участке, представлявшие собой скорее разведку боем.

В это время командиром дивизии стал полковник Трассер, бывший до этого командиром 108-го мотопехотного полка и сменивший полковника Юргенса, отстраненного приказом генерал-лейтенанта Унрайна.

Этот краткий обзор ситуации свидетельствует о том, что 14-я танковая дивизия более не обладала былой боевой мощью и требовались срочные меры по восстановлению ее ударной силы.

Однако осуществить это уже не представлялось возможным, так что теперь 14-я танковая дивизия не могла больше участвовать в бою как полноценная боевая единица, а лишь могла еще поддерживать своими действиями такие части, как войсковые формирования гитлерюгенда, фольксштурма, полицейские подразделения, рабочее ополчение, а также остатки разбитых в бою полевых дивизий.

При этом постоянно у всех возникал вопрос: «Почему нас не отводят в рейх, как и другие дивизии, - ведь там, на родине, нужен каждый солдат?»

В последующие дни и недели на участке 14-й танковой дивизии - как и на всем фронте в Курляндии - происходили только незначительные стычки, не выходящие за рамки боев местного значения.

Лишь в ночь на 3 мая 1945 года советские войска на всем протяжении Курляндского фронта открыли огонь из тысяч стволов, причем не только для того, чтобы, как сказал автору один из солдат 14-й танковой дивизии, нарушить установившееся «перемирие». «Гораздо больше все это напоминало победный салют, данный с неким опережением. Вскоре это подтвердили и громкоговорители русских, принявшиеся вещать на германские позиции: „Берлин пал. Германии конец!“»

В командовании группы армий «Курляндия»

Генерал от инфантерии Хильперт еще 13 апреля направил просьбу в командование 1-го воздушного флота и командующему морской акваторией «Леттланд» предоставить в распоряжение группы армий «Курляндия» ряд выбранных им частей.

В своем приказе, отданном через начальника штаба, командующий разъяснял: «Миссия группы армий „Курляндия“ остается неизменной: всеми силами сражаться, нанося урон русской армии и тем самым предотвращая дальнейшее продвижение неприятеля на территорию рейха».

Верховное главнокомандование вооруженных сил 14 апреля направило свой ответ на эту просьбу: «Чтобы успешно держаться в обороне в ходе седьмого сражения в Курляндии, вашей группе армий предстоит, не обращая внимания на возможное изменение линии фронта на второстепенных направлениях, стойко держаться на решающих участках, в особенности в районе восточнее Либавы (Лиепаи)».

В тот же день генерал от инфантерии Хильперт передал по радио в Берлин разработанные им планы мероприятий:

«1. В общем: в предвидении грядущего сражения на сложившемся на сегодня фронте группа армий решила: путем жесткой обороны и активных военных действий удерживать фронт. Основным условием успеха все же остается создание необходимых запасов боеприпасов и горючего.

2. В частности: на участке северо-западнее и северо-восточнее Приекуле: увеличение оборонительных возможностей войск путем пополнения, поступающего со следующим транспортом. Введение в бой 14-й танковой дивизии, усиленной 510-й ротой тяжелых танков и 126-й пехотной дивизией, находится в стадии завершения. Участок юго-западнее Салдуса: переброшен резерв группы армий - мотопехотный полк 11-й пехотной дивизии. Дополнительно усилен артиллерией, зенитками и самоходными орудиями.

Прикрыть пехотой наиболее вероятные направления главного удара не представляется возможным из-за недостатка личного состава».

Упомянутые генералом соединения, 14-я танковая дивизия и 126-я пехотная дивизия, уже возвращались в строй, восстанавливая свою ударную мощь. Однако довести этот процесс до конца не удалось, так как в Курляндию пополнение больше не направлялось.

Обмен этими сообщениями ясно показал обеим сторонам, что падение боеспособности и потери настолько велики, что не может быть больше и речи о дальнейшем удержании фронта в Курляндии.

Когда 1-й воздушный флот направил 17 батальонов для пополнения наземных частей в Курляндии, выделив их из состава своих формирований, это не изменило ситуацию, поскольку личный состав этих подразделений не был подготовлен для действий в наземных сражениях и не был оснащен тяжелым оружием пехоты. Поэтому их боевая ценность в действиях против насыщенной оружием Красной армии практически равнялась нулю. Эти части можно было задействовать только для охраны немногих еще остававшихся в руках германской армии аэродромов и обороны важных объектов.

Седьмому сражению в Курляндии, однако, не дано было состояться. Командование Красной армии вывело из Курляндии основную массу своих войск. На пространстве между Рижским заливом и Тукумсом осталась только 1-я ударная армия. 22-я армия удерживала район Джуксте, тогда как 42-я армия оставалась под Салдусом.

В направлении на Вентспилс окопалась 4-я ударная армия. 6-я гвардейская армия расположилась между Вайнеде и Скуодасом, а очень мощная, усиленная танковым и механизированным корпусом 51-я армия стояла южнее Лиепаи, чтобы при необходимости овладеть портом.

Последний бой 126-й пехотной дивизии

Когда 126-я пехотная дивизия в ночь на 22 февраля 1945 года с боем прорывалась из Приекуле на северо-запад из полукольца советских войск, ей пришлось оставить на поле боя большую часть своего тяжелого вооружения. Всех раненых удалось эвакуировать на танках, бронетранспортерах и штурмовых орудиях.

С полудня 2 февраля остатки мотопехотного полка дивизии на новых предписанных приказом позициях сооружали оборонительный рубеж против наступавшего неприятеля. В последующем оборонительном бою шестой батарее 126-го артиллерийского полка удалось отбить все атаки врага. Командир батареи лейтенант Нойман успешно отразил все попытки русских штурмовых групп захватить батарею. Ему даже удалось отбить несколько уже было захваченных врагом орудий. В разгоревшейся рукопашной схватке он лично возглавил две небольшие группы своих солдат, но был смертельно ранен очередью из советского автомата. (5 апреля 1945 года он был посмертно награжден Рыцарским крестом.)

24 февраля служба радиоперехвата сообщила о наступлении танковых частей, которые быстро продвигались с востока и уже приближались к шоссе, выйдя на которое, при их скорости, они вполне могли очень быстро покрыть оставшиеся 30 километров до порта Лиепаи.

Все же цели этого наступления оставались до конца неясными, и 126-я пехотная дивизия передала свой участок обороны 132-й пехотной дивизии, намереваясь отойти в район балтийского побережья и завершить здесь ускоренное пополнение своих рядов. Район южнее Лиепаи представлял собой только сборный пункт, куда также направлялись выздоравливающие раненые, которые затем возвращались в дивизию. Здесь же был расформирован доблестный бывший 424-й мотопехотный полк. Его остатки были сведены в один батальон.

В этом спокойном месте 126-я пехотная дивизия оставалась целый месяц. КП дивизии расположился в дюнах на берегу Лиепайского озера (озеро Лиепаяс).

С 29 марта началось перебазирование 126-й пехотной дивизии обратно в район Приекуле. Боевая группа дивизии нанесла по врагу удар для занятия более выгодной позиции. Она выбила русскую пехоту из выступа, вклинившегося в германскую оборону. Ожидавшееся к середине апреля новое наступление русских, которое предположительно было бы направлено на железнодорожную станцию Рудбаржи, так и не состоялось. Происходили только незначительные стычки, которые по большей части возникали из-за проникновения ударных и разведывательных групп русских. В конце апреля дивизия получила приказ снова переместиться в район Бунки.

К концу апреля начали расползаться слухи, что командование группы армий разрабатывает планы по оставлению Курляндии. Для дислоцированной неподалеку от Лиепаи 126-й пехотной дивизии вывод из Курляндии был предварительно назначен на 15 мая 1945 года. Однако события стали развиваться совсем другим образом.

Начальник штаба 126-й пехотной дивизии подполковник Циммер поздним вечером 7 мая 1945 года присутствовал на совещании в штабе I армейского корпуса, когда собравшиеся там офицеры получили сообщение, что Германия капитулировала на всех фронтах (это была так называемая предварительная капитуляция, подписанная в Реймсе. - Ред. ) и что в Курляндии также предстоит немедленно прекратить всякие военные действия. По приказу командования I армейского корпуса это сообщение было пока что запрещено передавать в войска.

Ранним утром 8 мая 1945 года находившийся в резерве 422-й мотопехотный полк получил приказ передислоцироваться в Лиепаю и в тот же день погрузился на суда для отправки на родину морем.

Приведем текст телефонограммы от командования группы армий «Курляндия», полученной в дивизии в 13.45: «Всем! По договоренности с Маршалом Советского Союза Говоровым с 14.00 военные действия прекращаются. Требую от всех частей соблюдать прекращение огня, поскольку от этого зависит судьба всей группы армий. Хильперт ».

А вот свидетельство капитана Даубе, командира 10-й батареи 126-го артполка:

«Русские надвигались на наши позиции, подобно куче муравьев, размахивая над головами оружием и бурно жестикулируя. Кое-кто из них даже бросался нашим солдатам на шею и предлагал водку. В двух словах все происходящее можно было бы назвать так: всеобщее братание.

Однако такое состояние длилось не более получала. Русский офицер высокого звания приказал, чтобы мы в течение получаса сложили оружие перед кирхой в Бунке. Если этого не будет сделано, то боевые действия возобновятся. На КП 426-го мотопехотного полка я случайно стал свидетелем разговора между полковником Даубертом и русским генералом, командиром стрелкового корпуса. Наш полковник вскоре после 14.00 отправился на бронетранспортере в штаб русских. Там ему было сказано: „Ожидайте дальнейших распоряжений. Огня ни в коем случае не открывать!“

Поскольку мы не стреляли, советские войска с 16.00 начали беспрепятственно продвигаться по шоссе Изриеде - Лиепая. Снимаясь со своих позиций, отдельные полки 126-й пехотной дивизии также направлялись к Лиепае. Когда шоссе стало подниматься несколько в гору, нашим глазам предстала громадная маршевая колонна. Части всех родов войск, некоторые пешком, другие на транспортных средствах, двигались к Лиепае, напоминая со стороны великое переселение народов.

В соответствии с приказом по дивизии все ее подразделения собрались в местечке Левинеки восточнее городка Гробиня. Там и должна была произойти сдача».

Во второй половине дня 8 мая 70 офицеров и 3000 солдат 126-й пехотной дивизии под командованием генерал-майора Хелинга выстроились несколькими рядами в шеренгу. Затем русский генерал официально объявил их военнопленными.

Лишь 422-й мотопехотный полк избег этой участи, поскольку он уже утром 8 мая добрался до Лиепаи, чтобы соединиться там с выжившими военнослужащими 11-й пехотной дивизии, и во второй половине того же самого дня переправился на минном тральщике и нескольких парусниках на минные тральщики 9-й вспомогательной флотилии, которой командовал капитан 2-го ранга Карл Пальмгрен.

Этот флотский офицер, получивший Рыцарский крест 3 августа 1941 года, командуя минным прорывателем IX, отличился и как командир 38-й флотилии минных тральщиков, за что был удостоен 11 июля 1944 года дубовых листьев к Рыцарскому кресту. Прослужив на должностях начальника штаба 2-й флотилии обеспечения и в 9-й флотилии обеспечения в Готенхафене (Гдыне) и позднее в Лиепае, с марта 1945 года он стал командиром 3-й вспомогательной флотилии. В этом качестве он участвовал в спасательных операциях и совершал по ночам челночные рейсы, во время которых вывез много беженцев, раненых и солдат. Когда 16 сентября 1970 года он умер в Гёттингене, то проводить его в последний путь приехали спасенные им люди даже из ГДР, тайно перебравшись через границу.

Утром 9 мая под бомбовыми ударами с воздуха караван из 30 судов с охранением смог выйти из гавани, поставив огневую завесу, и даже сбил три из атакующих самолетов.

На следующий день они миновали остров Борнхольм, а 11 мая спасенные уже входили в Кильскую бухту.

Те же подразделения дивизии, которые остались в Курляндии, были 10 мая разоружены и отправлены пешим маршем в район Тельше (уже в Литве). Здесь офицеры были отделены от рядовых. Генерал-майор Хелинг был увезен русскими в глубь страны. Вплоть до 28 марта 1951 года он пребывал в лагере для военнопленных.

Растенбург, ныне Кентшин - город в Польше, входит в Варминско-Мазурское воеводство, Кентшинский повят. В годы Второй мировой войны рядом с городом располагалась ставка Гитлера «Вольфшанце» - «Волчье логово».

Виесате - река в Тукумском районе Латвии, приток Абавы.

Минный прорыватель (прорыватель минных заграждений) - специальное судно повышенной живучести и непотопляемости для создания проходов (фарватеров) в минных заграждениях. С середины 70-х гг. в составе флотов минных прорывателей нет.

Сталино - название бывшей Юзовки с 1924 по 1961 г. Ныне город Донецк.

Похожие статьи